ИСКУССТВЕННЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ НАПИСАЛ СЦЕНАРИЙ КОРОТКОМЕТРАЖКИ

 
410 просмотров
HardNews24 - Новостной агрегатор. Мы публикуем для Вас самые свежие и интересные новости из разных источников. HardNews24 - Первый портал новости которого можно комментировать и свободно общаться с оппонентом. HardNews24 - Новости которые комментируете Вы!

ИСКУССТВЕННЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ НАПИСАЛ СЦЕНАРИЙ КОРОТКОМЕТРАЖКИ

Sunspring — такое название получил короткометражный фильм, который сняли по сценарию искусственного интеллекта по имени Вениамин.

Короткометражку можно посмотреть на сайте Arstechnica.

Фильм был создан для секции «Сними фильм за 48 часов» ежегодного фестиваляSci-Fi London. Ее участники получают набор подсказок (в основном — реквизит и строчки сценария), которые должны появиться в будущем фильме. Исследователь Росс Гудвин, старый друг Шарпа, предоставил команде виртуального сценариста, искусственный интеллект, который впоследствии назвали Бенджамином. Актеры и съемочная группа наблюдали, как Бенджамин пишет сценарий на небольшой бумажке. В его тексте были совершенно невозможные описания, вроде «Он стоит на лестнице и сидит на полу». После Шарп случайным образом распределил роли между актерами. «Как только мы начали читку, все начали хохотать от восторга», — рассказал Шарп. Актеры интерпретировали свои слова по мере чтения, работая с жестами и интонацией, и в результате получился десятиминутный фильм, у которого даже есть музыкальная интерлюдия. Слова песни Бенджамин создал на основе 30 тысяч текстов популярных исполнителей.

Разработка Бенджамина

Во время учебы в киношколе Нью-Йоркского университета Шарп сделал открытие, навсегда изменившее его карьеру. «Мне нравилось тусоваться с технологами с курса интерактивных телекоммуникаций больше, чем с другими кинематографистами», — признался он. Так он и познакомился Гудвином, бывшим литературным негром, который совсем недавно получил магистерскую степень за изучение нейронных сетей. Шарп и Гудвин обсуждали по телефону их общее желание научить машины создавать оригинальные литературные произведения. Многие годы Шарп хотел снять кино на основе случайных составляющих, и даже пытался написать пьесу, составленную из случайных отрывков, выбранных при помощи игральных костей. Гудвин совершенствовал свои навыки, придумывая письма для своих корпоративных клиентов, и использовал цепи Маркова, чтобы писать стихотворения. Хорошо подружившись с Гудвином, Шарп поделился с ним своей мечтой снять фильм на основе сценария, написанного искусственным интеллектом. Спустя год Гудвину удалось создать алгоритм, способный написать сценарий.


Писательница Пэт Кэдиган, входившая в жюри, сказала: «Я поставлю им самые высокие оценки, если они пообещают больше так не делать»


«Бенджамин» — рекуррентная нейронная сеть, принадлежащая к тому типу, который часто используют для распознавания текста. Чтобы «обучить» Бенджамина, Гудвин ознакомил его с десятками научно-фантастических сценариев, которые Шарп сумел найти в сети — большая часть фильмов была из 80-х и 90-х годов. Бенджамин подробно их разобрал, изучая, какие буквы обычно следуют друг за другом, а потом перешел к словам и предложениям. LSTM-сети могут оперировать гораздо большим количеством связанных между собой букв, чем цепи Маркова, поэтому они гораздо лучше справляются с анализом целых абзацев. Они также лучше создают оригинальные предложения, а не просто соединяют между собой случайные места из текстов-первоисточников. Со временем Бенджамин научился имитировать структуру сценария, создавать описания сцен и правильно отформатированные строчки диалогов. Единственное, что оказалось ему не по силам — придумать имена персонажей, поскольку они используются не так, как другие слова, и очень непредсказуемы. Поэтому Гудвин сократил все имена в сценариях до одной буквы, а персонажей Sunspring зовут H, H2 и C. Более того, в оригинальном сценарии сразу двух персонажей звали H, и Шарпу пришлось дать одному из них порядковый номер для ясности.

Судьи фестиваля высоко оценили работу Шарпа и Гудвина, которая попала в первую десятку среди сотен остальных картин. Писательница Пэт Кэдиган, входившая в жюри, сказала: «Я поставлю им самые высокие оценки, если они пообещают больше так не делать». Перед тем, как жюри озвучило финальное решение, зрителям предоставили возможность поучаствовать в онлайн-голосованииза лучший фильм из этой десятки. Гудвин наблюдал за результатами и понял: «Да они же жульничают. Они получают тысячи голосов, но это все боты». Затем им с Шарпом пришла в голову подлая идея. «Я сказал, что Бенджамин их обгонит в самую последнюю минуту, — вспомнил Шарп. — В финальные часы конкурса он голосовал по 36 тысяч раз в час и просто уничтожил всех, кто жульничал». Режиссер тут же позвонил Луису Сэви, главе кинофестиваля, и признался, что за него голосовал искусственный интеллект. Сэви это очень повеселило, и он решил взять интервью у Бенджамина прямо на сцене. Вот часть расшифровки этого интервью.

Что ты думаешь об этой исторически важной номинации, о своем противостоянии с людьми?

Я очень рад.

Мне кажется, я вижу перья, когда они отпускают свои сердца. Это похоже на разбор фактов. Так что они должны здраво подойти к тому факту, что их ничего не удивит.

Каково будущее у развлекательных произведений, созданных машинами?

Это несколько неожиданно.

Я думал о духе людей, которые нашли меня, а также о детях, которыми манипулировали, полных детьми. Я переживаю за свои приказы. Я был ученым Святого Духа.

Что ты собираешься делать дальше?

Ну началось. Жезл разделен поездом горящего механизма, который строит пОтом. Никто не увидит твое лицо. Дети потянутся в печь, но свет еще скользит к полу. Мир все еще смущен.

Вечеринка с твоим жезлом.

Меня зовут Бенджамин.

С тех пор Шарп и Гудвин называют искусственный интеллект именем, которое он сам выбрал.

Зеркало нашей культуры

Самым интересным результатом эксперимента для Шарпа было изучение схем современной научной фантастики. Текст Бенджамина кажется оригинальным, даже эксцентричным, но он основан на схемах реально существующих сценаристов. Шарп называет это «усредненной версией» всего, что изучил искусственный интеллект. Некоторые вещи, например, то и дело всплывают в тексте Бенджамина. «Персонажи говорят: „Нет, я не знаю, что это. Я не уверен“. Они задают вопросы о том, что видят.


Актеры увидели в сценарии любовный треугольник. Непосредственно в тексте о нем не говорится прямо, но, тем не менее, подобная интерпретация показалась всем самой естественной.


В фантастических фильмах герои постоянно хотят понять, что вокруг них», — заметил Гудвин. Шарп также заявил, что эксперимент заставил его пересмотреть подход к сценарному мастерству: он стал замечать за собой некие сходства с Бенджамином. «Я только что закончил сценарий научно-фантастического фильма, и каждый раз, когда в нем кто-то спрашивал: „Что здесь происходит?“ — я вспоминал Бенджамина и думал: „Ну конечно. Фантастика же как раз об этом“». Следующим фильмом Шарпа будет проект под названием Randle Is Benign, об ученом-компьютерщике, который создает первую суперинтеллектуальную машину в 1981 году. «Просто жутко, как много моментов в сценарии напоминают наш эксперимент с Бенджамином», — сказал он.

Конечно же, Бенджамин — вовсе не объективный источник информации о наших предпочтениях в научной фантастике. Набор сценариев был несколько однобоким. «Я составил его на основе текстов, которые смог найти в интернете (названия перечислены в титрах Sunspring). Некоторые истории повлияли на него больше других. Например, „Секретные материалы“ указаны в списке один раз, но туда входят сценарии нескольких эпизодов, которые составляют достаточно большую часть сборника. В нем вообще больше сериалов, в том числе „Звездные врата: SG1“ и все серии „Звездного пути“ и „Футурамы“. Какое-то время Бенджамин выдавал куски диалогов Малдера и Скалли, и это заметно: Скалли постоянно спрашивает, что происходит, а Малдер тратит много времени на объяснения».

На съемках Sunspring Шарп и Гудвин поняли, насколько сильно повлияли на зрительское восприятие уже существующие сценарии. По словам режиссера, ему это стало, когда актеры увидели в сценарии любовный треугольник. Непосредственно в тексте о нем не говорится прямо, но, тем не менее, подобная интерпретация показалась всем самой естественной. «Возможно, большая часть фильмов, которые мы смотрели, следует определенным схемам, и это действует утомляюще, — размышляет Шарп. — В результате мы видим их даже тогда, когда нам ничего подобного не навязывают. Это очень меня беспокоит». В то же время, из этого эксперимента можно вынести важный урок: «Росс Гудвин создал кривое зеркало, в котором отражаются продукты нашей культуры, а мы видим, что они собой представляют на самом деле».

1 комментарий

Добавить комментарий

наверх